Легко ли быть молодым в науке: интервью с математиком Сергеем Ляминым

27 июня 2016 в 12:18 Автор:
Рубрика: Наука и жизнь Комментариев еще нет

В наши дни наука в моде, модернизируется и обновляется, захватывая все большую часть общественной жизни. Меняется и состав научных институтов — на смену седовласым мэтрам приходят юные ученые, воодушевленные научными перспективами. О месте науки в современной жизни, шутках над гуманитариями и работе в аспирантуре — в интервью с аспирантом института вычислительной математики РАН и начинающим преподавателем Сергеем Ляминым.

Сергей. Фото: Анастасия Костандова

Сергей Лямин. Фото: Анастасия Костандова

Сергей, первый вопрос такой: уточни, пожалуйста, чем ты занимаешься в аспирантуре и в чем именно специализируешься?

Моя специальность — вычислительная математика. Занимаюсь задачей синтеза многополосного электрического фильтра. По существу, это математическая задача о рациональной аппроксимации (метод в науке, состоящий в замене одних объектов более простыми), но приходится иметь дело и с некоторыми инженерными аспектами синтеза фильтров. Также веду у студентов мехмата занятия по функциональному анализу.

Почему именно математика?  Были какие-нибудь воодушевляющие учителя-наставники, повлиявшие на твой выбор?

Математика мне нравится со времен школьных олимпиад. Это заключает в себе особенный сорт удовольствия — обдумывать и решить нестандартную задачку, требующую привлечения каких-нибудь клевых и неочевидных идей. Класса с восьмого у меня, кажется, не было сомнений в том, что я буду поступать на матфак или что-нибудь ему родственное. Наверное, математика — это то, что у меня получается лучше всего, и мне просто нравится присущий ей процесс формально-логического мышления. Конечно, было несколько действительно замечательных преподов за весь период учения со школьной скамьи и до аспирантуры, но я считаю их замечательными за педагогический или математический талант — роль их в формировании моей склонности к математике или в моем выборе ее как профессии вряд ли была велика.

Ты говоришь об абстрактно-логическом подходе: он ведь присущ не только математике, но и ряду других наук — философии, например. Почему в итоге векторные пространства вместо доказательств бытия Бога?

Философия мне тоже нравится, но абстрактно-логический подход в «матеше», на мой взгляд, намного более логический, чем в «филке». Например, читал я однажды какой-то текст у Хайдеггера и думал, что абзацы у него понятные и доступные, а вот связи между ними нечеткие и слабые. Казалось мне, что слишком искусственно зачастую он выстраивает рассуждение, слишком нестрого и необоснованно. В жизни, в отличие от математики, не бывает строгих импликаций (когда из условий А всегда следуют выводы В), истинность которых абсолютна в рамках принятой системы аксиом. И вместе с тем на импликациях примерно так же строятся все рассуждения. потому необходимо себя самому убеждать в истинности этих логических «стрелочек» каким-либо образом, чтобы рассуждение не разваливалось. В этом и заключается большая разница.

А почему акцент на академической, а не на коммерческой деятельности? Ведь подобный уход в науку — в какой-то мере вызов общественному стремлению к прибыли и престижу.

Научная работа и «получение нового» мне кажется более осмысленной и интересной разновидностью деятельности, чем та же работа в офисе, где бы я, разумеется, получал больше денег. Интересность и осмысленность приоритетнее «высокоопалчиваемости». Мне кажется нелепой ситуация, когда человек работает пять дней в неделю на неинтересной и нелюбимой работе с тем, чтобы иметь возможность поддерживать свою жизнедеятельность и развлекаться в оставшиеся два дня в неделю (есть у меня пример моего бывшего соседа по общажке, который живет по такому сценарию). Я, правда, не уверен, что буду идти по «академической» тропинке до конца, но в текущий момент я не придумал лучших альтернатив, поэтому и занимаюсь работой над диссером.

Сейчас на точные и естественные науки возлагаются большие надежды. К тому же, заметна тенденция оперировать научными концептами в идеологических целях. Как ты к этому относишься?  

Да, в современном обществе наука на троне, в моде и почете. Все убеждены (и, на мой взгляд, это заблуждение), что наука нас ведет к светлому будущему и является основной шестерней в прогрессе; что наука знает объективную истину, а если чего-то не знает сейчас, то узнает в скором будущем; что наука везде может дать экспертное мнение и выступить как судья и справедливость. Наукой аргументируют, наукой прикрываются, на науку молятся. Наука сейчас играет такую же роль, как религия в былые времена. И сейчас государство так же воспринимается неотделимым от науки, как раньше казалось неотделимым от религии. При этом большинство людей понятия не имеет, что такое наука как социальный институт и как она работает. Мне кажется опасной ситуация, когда наука стала не средством и инструментом в руках рефлексирующего человека, а самоцелью.

Вот про религию: выходит так, что наука буквально с момента ее зарождения во всем противостоит религиозно-этическим догмам, ассоциируясь с материалистичностью, практицизмом. Должно ли научное знание быть созвучно с моралью и входит ли это в задачи развития современной науки?

Не знаю, что сказать. Наука, конечно, утилитарна, рациональна и материалистична. Я склонен верить, что у науки есть границы, что есть вещи принципиально непознаваемые в рамках научной парадигмы, наука никогда не ответит на вопросы о смысле, о добре и зле, о сущности человека и в этом духе. Поэтому я не думаю, что наука должна иметь первичное отношение к морали (хотя какое-нибудь ненулевое отношение может и иметь). Мне кажется, наука должна занять такое же место в культуре, какое сейчас занимают религия и искусство: наука ничем их не лучше и не хуже, она не является мерилом всего и не ответит на все вопросы, так же, как и религия с искусством.

А что ты думаешь про тенденцию популяризации и «фешенизации» науки? Я про использование образов ученых в продукции масскультуры (сериал «Теория большого взрыва» как пример), а также спрос на научно-популярные ресурсы вроде «ПостНауки».

Я мало знаком с «ПостНаукой» и всем таким. Когда-то один научный сотрудник из нашего института давал там интервью: он все честно рассказал, но это был, очевидно, рассказ в общих словах. Реальной содержательной информации там не было, а была попытка заинтересовать людей в его исследованиях и подходах. Может быть, кто-нибудь реально заинтересовывается, и в конечном итоге это имеет какой-нибудь эффект, но я склонен считать, что такие ресурсы реально выполняют исключительно развлекательную функцию, как те же ТВ-каналы типа «Дискавери» и всякие научно-популярные журналы.

Распространен стереотип о математиках как об оторванных от мира сего гиках — соответствует ли это в какой-то мере реальности, или все не так?

Думаю, в такой формулировке это действительно стереотип, слабо соотносящийся с правдой. У нас в институте большинство сотрудников вполне социальные и нормальные, при этом работающие, публикующиеся математики. Но, как мне кажется, типичный математик тем не менее довольно серьезно отличается от типичного гуманитария, но не в вопросах социализации и степени «зачуханности», а в способе восприятия мира. Хотя, возможно, именно среди математиков количество жестких шизоидов наиболее высок, отсюда и берется тот стереотип. Вот Перельман — как раз тот самый жесткий шизоид, включенный в мир своих идей, а вне мало что его интересует. Я думаю, он вполне счастлив и доволен тем, что имеет. А научное сообщество довольно результатами его работы. То есть явление исключительно позитивное.

И каково, на твой взгляд, различие в видении вещей математика и гуманитария? Оправданны ли шутки о гуманитариях за свободной кассой и неотесанных технарях?

Как мне кажется, гуманитарии в большей степени склонны видеть мир образно и интуитивно, восприятие эмоционально и чувственно, тогда как математики видят перед собой мир аналитично и безжизненно, даже такую штуку, как любовь, математик будет стремиться вычислить и формализовать, накинуть поверх каркас из логических построений. Насчет шуток — ну я не знаю, что тут комментировать: по-моему, это глупости и шуточки, только и всего, фольклор и мемасики. Никакого противостояние же нет в самом деле… или есть? Быть может, тут ситуация такая, же как с процентом шизоидов среди обучающихся матеше — процент свирепо глупых девиц на гумфаках выше, чем в среднем по стране. Но в целом, разумеется, это тоже просто стереотип. Математикой Бога и мораль не рассчитаешь, и далеко не каждый технарь вообще книжки читает (в отличие от гуманитариев, наверное), так что, может быть, за гуманитариями перевес в общей культурности.

А какие у тебя впечатления от преподавания? Как студенты?

Преподавание в удовольствие. Мне кажется, это чуть ли не единственная моя деятельность, которая хотя бы какую-то пользу приносит другим людям. Да и вообще, это очень весело, на семинарах после выдачи очередной задачки я устраиваю свободные обсуждения и стараюсь быть только в роли дирижера, который управляет и направляет поток идей. При этом заранее неизвестно, куда пойдет этот поток, выходит определенная творческая деятельность. У меня студенты МГУ и МФТИ, и они норм. Я думаю, средний уровень их высок, и работать с ними просто, хотя есть и те, кто явно ни черта не воспринимает из происходящего. И был, например, один индивидуум, который все решал сходу и устно, даже то, что для меня было сложно.

Финальный вопрос: какие у самого тебя планы на будущее? Планируешь ли ты дальше заниматься академической деятельностью и преподаванием?

Готовых планов на будущее у меня нет. С большой вероятностью, я защищу диссер, параллельно пробуя какие-нибудь еще занятия, а там буду смотреть. Пару раз слышал советы в духе «иди-ка ты, Сережа, во ВГИК на режиссерский». Моя подруга, например, убеждена, что я могу все «тонко чувствовать», и это даже более определяющая меня черта, чем аналитический склад ума, поэтому мне стоит искать себе место в каком-нибудь творческом деле. Возможно, я в этом направлении буду что-нибудь пробовать. Короче, ничего я пока не знаю, впереди совершенная неопределенность.

Метки: , , ,
0 comments